Пресс-центр
входит в многопрофильный геологический холдинг Росгеология

Как из трубки Сытыканской

В Иркутской области в 2016 году найдены минералы кимберлитов, схожие по свойствам с якутскими

В Илимо-Катангском алмазоносном районе Иркутской области могут быть обнаружены месторождения, схожие по качеству и характеристикам с одной из богатейших трубок Якутии – Сытыканской. Такие предположения делают новосибирские учёные по итогам полевого сезона 2016 года и исследовательских работ, проведённых в условиях лабораторий. Подробнее об этом корреспонденту «ВСП» рассказал Сергей Мишенин, заведующий лабораторией геологии алмаза СНИИГГиМС (новосибирский институт, входит в холдинг «Росгеология»).

– Поиски алмазов в Илимо-Катангском алмазоносном районе ведутся вашим институтом два года. Что об этом районе сейчас уже можно рассказать?

– Эта территория охватывает Усть-Илимский, Нижнеилимский и частично Катангский, Усть-Кутский, Братский районы Иркутской области. Поиски алмазов в Илимо-Катангском районе были начаты в 1949 году. Но после успешных открытий в Якутии (алмазоносные трубки Мир, Удачная, Сытыканская и другие) работы в Илимо-Катангском районе, как и в целом по Иркутской области, практически прекратились.

Тем не менее в результате колоссальных усилий наших предшественников ещё в 1950-х годах была установлена повсеместная алмазоносность юга Сибири. Анализ добытых алмазов и другой геологической информации в более позднее время позволил установить, что они не имеют отношения к известным месторождениям Западной Якутии, а их коренные источники – кимберлитовые тела или другие родственные им породы – должны находиться здесь же, на юге Сибири (Иркутская область и прилегающие районы Красноярского края).

– Если территория Иркутской области является в целом перспективной, почему сделаны ставки именно на Илимо-Катангский район?

– Мы действительно выделили этот район в качестве первоочередного. Связано это не только с ресурсным потенциалом, но и с высокой инфраструктурной доступностью территории, имеющейся электроэнергией, интенсивным освоением здесь же нефтегазовых ресурсов. Это позволяет надеяться, что в случае открытия коренных месторождений алмазов они будут быстро вовлечены в разработку.

Таким образом, в 2014 году наш институт представил в Роснедра обоснование проекта – «Опережающие геолого-геофизические работы на алмазы в пределах Илимо-Катангского алмазоносного района» на площади 88,5 тысячи квадратных километров. Проект после всевозможных согласований был включён в программу работ на 2015 год Центрсибнедра (подразделение Роснедра по Центральной Сибири. – Авт.). Однако сам госконтракт на исследование района был заключён с Росгеологией лишь летом 2015 года. В результате мы потеряли достаточно времени, а проект по госконтракту рассчитан всего на три года – с 2015-го по 2017-й. В 2016-м пришлось мобилизовать дополнительные силы. По договору субподряда был привлечён Институт земной коры СО РАН (Иркутск). Кроме того, по возможности АО СНИИГГиМС напрямую привлекает и других иркутских геологов, опыт которых также незаменим на территории. Методическое сопровождение проекта обеспечивает ещё один именитый институт – ФГУП ЦНИГРИ (г. Москва). При его участии на Илимо-Катангской площади мы опробуем новые методические подходы, которые успешно применялись ЦНИГРИ для поисков алмазов на севере европейской части России.

– Открыть месторождения алмазов в Приангарье в силу различных причин до сих пор не удавалось. Есть ли у современных геологов, занятых поиском алмазов, свои «рецепты», которые позволят преодолеть трудности?

– Действительно, за последние 20 лет не было открыто ни одного крупного или хотя бы среднего месторождения алмазов. Причём не только в Иркутской области, но в целом по стране. Даже «Алроса» с её многомиллиардным финансированием поисковых работ за этот период открыла лишь мелкое алмазоносное тело Майское, которое пока оценивается как нерентабельное к отработке, а основной прирост запасов получила за счёт доразведки известных месторождений. Легко открываемые месторождения алмазов просто закончились, а потенциальные новые месторождения находятся в очень сложных геологических условиях. Для их открытия нужно время, новые технологические и методические подходы. Сегодня они существуют, надо только уметь их применять с учётом особенностей каждой территории. Накоплен большой объём различных новых данных о геологии и глубинном строении Сибири. Все эти знания и технологии позволяют надеяться на удачу.

По нашим предположениям, ожидаемый возраст месторождений алмазов в Иркутской области составляет порядка 350 миллионов лет. Поэтому они, по-видимому, нигде не выходят на поверхность и уже более 300 миллионов лет перекрыты различными отложениями более поздних эпох. Алмазы и другие минералы кимберлитов, вымытые из этих трубок, когда они ещё были на поверхности, за это время прошли через сложные изменения географических обстановок, смену морских и континентальных условий и были перемещены далеко от их источников. Это крайне усложняет работу по поиску коренных месторождений алмазов не только на нашей площади, но и на всей территории Иркутской области. Нам предстоит оценить направление их переноса, установить места первоначального положения этих минералов, а также локализовать участки возможного размещения кимберлитовых тел.

Также мы используем большой комплекс данных, полученных в ходе геофизических и космических съёмок района работ, выполненных ранее. 

Нами наработаны эффективные технологии анализа этих данных применительно к проблемам алмазоносности с использованием современных компьютерных систем обработки, в том числе собственной разработки.

– Что уже удалось сделать за 2016 год?

– В результате проведённых полевых и аналитических работ удалось почти на порядок ограничить область дальнейших поисков. Выделен так называемый интегральный ареал рассеяния алмазов, пиропов и других индикаторных минералов кимберлитов, из которого происходит вынос минералов в современную гидросеть. Сделана ещё одна любопытная работа – реконструкция древней географической обстановки, существовавшей в Илимо-Катангском районе более 300 миллионов лет назад. По нашим предположениям, тогда большую часть Илимо-Катангского района покрывало древнее гигантское Тушамское озеро. Под его песчано-глинистой толщей и были «захоронены» кимберлитовые трубки. Реконструкция этой геологической обстановки позволит проследить пути перемещения кимберлитовых минералов после их выноса из коренных пород.

Началось также изучение обнаруженных минералов кимберлитов (алмазов, пиропов, пикроильменитов, хромитов и т.д.). Мы получили первое представление о типе неизвестных кимберлитовых тел, из которых они были вынесены. Эти кимберлиты по характеристикам своих минералов имеют большое сходство с известным месторождением Якутии – трубкой Сытыканская. Содержание алмазов в ней около 1 карата на тонну, а её алмазы обладают очень высоким качеством и успешно добывались в течение нескольких десятилетий до глубины 400 метров. Таким образом, в перспективе в Илимо-Катангском районе могут быть обнаружены схожие месторождения.

– В этом году в Приангарье бушевали пожары. Это не помешало работе геологов?

– Полевой сезон был для нас весьма непростым. Действительно, сложности создавали нам и лесные пожары, не прекращавшиеся почти всё лето. Поэтому иногда приходилось останавливать работы. А некоторые участки Илимо-Катангского района, намеченные к опробованию, остались для нас вообще недоступными.

Из-за сухого лета верховья многих рек и ручьёв оказались пересохшими, что также усложняло нам задачу: пробы для промывки приходилось выносить пешком, преодолевая километры по густому лесу или заболоченной местности.

– Дикие звери не беспокоили? Например, нефтяники отмечают, что к ним на объекты в Иркутской области выходят медведи.

– Нашей деятельностью медведи тоже активно интересовались. Был даже случай, когда один из наших полевых отрядов пропал со связи, как потом выяснилось, из-за набега медведя на геологический лагерь. Полиция и МЧС Усть-Илимска тогда очень нас выручили, сразу же начав оперативные действия по поиску отряда, за что хотелось бы их поблагодарить. В итоге всё закончилось благополучно.

– Может ли, на ваш взгляд, Иркутская область в будущем конкурировать с Якутией и стать одним из центров алмазодобычи в России?

– Юг Сибирской геологической платформы, в том числе значительная часть Иркутской области, находится в достаточно благоприятной обстановке по сравнению с той же Западной Якутией по инфраструктурным, климатическим и целому ряду других факторов. Это позволяет заметно снизить критерии рентабельности к требуемому уровню алмазоносности месторождения. Например, сейчас «Алроса» в условиях уменьшения ресурсной базы (рентабельные запасы алмазоносной руды в результате добычи сокращаются примерно на 35-40 миллионов карат в год) и совершенствования технологий обогащения руд вовлекает в отработку кимберлитовые тела, ранее считавшиеся нерентабельными.

Так, практически полностью отработана трубка Комсомольская с незначительным по прежним «стандартам» содержанием алмазов – 0,45 карата на тонну. В отработке находится трубка Зарница (около 0,18 карата), готовятся к добыче другие резервные месторождения – трубки Заря, Заполярная, Новинка и так далее. Характеристики их не столь привлекательны, содержание алмазов весьма умеренное. Открыты были эти объекты 40 и более лет назад, но оказались востребованными только сейчас, на новом уровне обогатительных технологий и при складывающемся ресурсном голоде на легко извлекаемые запасы. В Иркутской области, где более благоприятные условия для добычи, чем в Якутии, месторождения такого типа окажутся ещё более рентабельными.

Не надо также забывать, что Илимо-Катангский алмазоносный район является только одним из нескольких перспективных регионов Иркутской области. Есть ещё Чуно-Бирюсинский, Нэпский, Чонский алмазоносные районы. Ситуация с их изученностью и проблемами поисков один в один напоминает положение дел в Илимо-Катангском районе. Окончательное решение о продолжении работ в Приангарье и шире – на юге Сибирской геологической платформы – находится в ведении Роснедр. Если они будут продолжены, у Иркутской области появится весомый шанс стать регионом алмазодобычи.

– Монополист по добыче алмазов в России – «Алроса», именно она разрабатывает все алмазоносные трубки в Якутии. Можно предположить, что в случае появления новых месторождений в Приангарье они также будут осваиваться только этим игроком?

– Не обязательно. Процесс добычи алмазов в настоящее время превратился из эксклюзивной, практически закрытой технологии, доступной только крупным специализированным компаниям типа «Алросы», в обычное горнодобывающее производство, которое может быть организовано любой инвестиционной или финансово-промышленной компанией, имеющей интерес к добыче полезных ископаемых.

Технологии переработки алмазосодержащих руд сейчас очень быстро совершенствуются. Как в нашей стране, так и за рубежом разработано и производится достаточно оборудования, поз­воляющего эффективно извлекать алмазы даже из очень бедных руд. Резко повысилась степень автоматизации технологических процессов при переработке алмазосодержащих руд. Стали проще правила реализации и использования сырых (необработанных) алмазов на внутреннем и внешнем рынке.

Таким образом, по нашему мнению, в случае открытия нового месторождения алмазов вне зоны деятельности комбинатов «Алросы» оно может быть востребованно и вовлечено в отработку любым хозяйствующим субъектом – как государственным, так и частным, хотя очевидно, что «Алроса», уже располагающая необходимыми ресурсами и компетенциями, всегда будет лидирующей компанией в этом горнодобывающем секторе.

Из досье «ВСП»:

Сергей Мишенин – геофизик, кандидат геолого-минералогических работ, Отличник разведки недр РФ. После окончания университета по распределению в 1984 году приехал работать в Амакинскую геологоразведочную экспедицию (ГРЭ), открывшую 27 из 31 известного месторождения алмазов в Западной Якутии. Проработал в ней более 20 лет, в том числе с 1997 по 2008 год – начальником Амакинской ГРЭ. 

В настоящее время – заведующий лабораторией геологии алмаза АО СНИИГГиМС.

Вверх